литература – podBOX

Записи по метке «литература»


avatar Михаил
avatar Руслан
avatar Сергей

Интересуемся классикой, смотрим научные баттлы, спорим с Umputun’ом

Таймлайн:
00:00 — Загадка про Сергея. Где он был?
03:30 — Спор о терминах: заблокировать или уничтожить?
09:25 — Ссылка из Парфенона: Полка (polka.academy)
23:30“Баттлы ученых” на Science Slam
32:45 — Прав ли Umputun про блокировку Телеграма?

Всё это вы услышите в 347-м подкасте «Разговорный жанр».

Подпишись:
RSS // VK.com // Instagram // Twitter // Telegram // Email

Цветаева. «Повесть о Сонечке»

Лекторий «Прямая речь» представляет цикл лекций по литературе Дмитрия Быкова.

Цветаева писала «Повесть о Сонечке» в самые страшные дни – после разоблачения и бегства мужа. Когда вся эмиграция отвернулась от нее.

Писала в самые худшие свои дни о самых лучших. Потому, что несмотря на смерть дочери Ирины, на постоянный риск потерять изможденную Алю, на безденежье, голод, на то, что почти вся мебель ушла на дрова – в Борисоглебском переулке в 1919-20 гг. Марина Цветаева пережила, наверное, высший творческий взлет.

Время это пограничное, время революционное, время, когда быта не осталось. Остались только любовь и смерть.

Про любовь и смерть Цветаева и написала лучшую прозу ХХ века.

Леонид Парфенов. Литература про меня
Видео лекции

Леонид Геннадьевич Парфенов, создатель нынешнего российского телевидения в лучших его образцах – это человек, который на моей памяти не дал ни одного откровенного интервью. Я интервьюировал его трижды и ни разу не смог добиться от него ни одного темпераментного ответа (кроме нескольких случаев, когда он уж совсем злился).

Человек этот – гениальный по многим приметам, очень закрытый, очень строгий по части вкуса и морали. Разговор с ним о «литературе про него», в частности о его друге и однокашнике Башлачеве, о периоде НТВ, «Российской империи» и российской истории Акунина – все это обещает быть чудовищно интересным и абсолютно сенсационным.

Трезвый Есенин

Лекторий «Прямая речь» представляет цикл лекций по литературе Дмитрия Быкова.

Быков знакомит с великими писателями, словно это наши общие друзья. Дает новые ключи к пониманию классических произведений. Дарит нам их многомерные смыслы. Заражает любовью к слову. Возрождает (а в ком-то только зарождает) любовь к чтению.

Лекция «Трезвый Есенин» из цикла «Календарь» о Сергее Есенине, чья жизнь – «наглядный пример распада личности: до 22-го года – великий поэт, с 22-го по 25-ый – поэт, проживающий последние крохи своего дарования, превращающийся в тяжелого, запущенного, неопрятного алкоголика.

«Вернуть Есенину славу настоящего русского классика, по-моему, – очень достойная задача». Д.Быков

Поэзия в прозе. Иван Бунин

В авторском цикле “Календарь” Д. Быков каждый месяц читает лекцию о писателе или поэте, связывая свои лекции с календарными поводами и попутно борясь со своими любимыми врагами — глупостью, пошлостью и запретительством.

Как Бунин умудряется сопрячь прозу и стихи, всякая ли тема выдерживает этот жанр, как построен поздний Бунин и о чем он. Вспоминая любимые тексты, которые были для нас примером небывалой эротической откровенности.

Марина Цветаева

В авторском цикле “Календарь” Д. Быков каждый месяц читает лекцию о писателе или поэте, связывая свои лекции с календарными поводами и попутно борясь со своими любимыми врагами — глупостью, пошлостью и запретительством.

Марина Цветаева всегда работала в одном жанре, имя которому «Марина Цветаева». Лучшими книгами, когда-либо написанными, я считаю «Уленшпигеля» де Костера, «Исповедь» блаженного Августина, «Потерянный дом» Александра Житинского, «Анну Каренину» Льва Толстого и «Повесть о Сонечке» Марины Цветаевой.

Тарковский. Я беженец, я никому не нужен

Лекторий «Прямая речь» представляет цикл лекций по литературе Дмитрия Быкова.

Арсений и Андрей Тарковские, наверное, самая удивительная династия в русском искусстве 20 века. Арсений и Андрей Тарковские — самая удивительная династия в русском искусстве 20 века.

Поэта Арсения Тарковского на протяжении многих лет замалчивала официальная критика, потому что при социализме поэты, писавшие о тайнах Времени, о Вселенной, о Боге, были не нужны, даже опасны. Арсений Тарковский пережил революцию, голод, в гражданскую погиб его старший брат, в Отечественную войну гвардии капитан Тарковский потерял ногу, первая его книга вышла лишь в 1962 году.

В этом же, 1962 году, его сын, кинорежиссер Андрей Тарковский получил главный приз Венецианского кинофестиваля за фильм «Иваново детство». Судьба Андрея Тарковского — пример невероятно ранней, триумфальной карьера в кино. Но при этом он прожил трудную жизнь и умер в эмиграции.

Его фильмы неизменно входят в рейтинги самых востребованных, и Россия во всём мире ассоциируется с Толстым, Достоевским и Тарковским.

Маркес. История одного одиночества

Лекторий «Прямая речь» представляет цикл лекций по литературе Дмитрия Быкова.

Маркес в XX веке создал латиноамериканский вариант «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина. В истории одного Макондо он использовал все матрицы «одного Глупова», которую Салтыков-Щедрин написал в середине 19 столетия.

Только Маркес сумел использовать гениальный опыт Салтыкова-Щедрина. Опыт иронической, героической, эпической поэмы, в которой на крошечном, трехсотстраничном пространстве сказано все о национальном характере. Попробуем проследить каким образом Щедрин научил Маркеса. И каким образом Латинская Америка, нанесенная Маркесом на карту мира, с его помощью преодолела свою матрицу и стала обновленной, гораздо более интересной страной.

Кто убил Фёдора Павловича?

«Кто убил Фёдора Павловича?» — лекция Дмитрия Быкова о Достоевском и его последнем и главном романе «Братья Карамазовы», прочитанная публицистом в рамках лектория «Прямая речь».

Почему «не найдется на свете человека, который бы эту книгу понял»? По мнению Дмитрия Быкова, Достоевский всю жизнь писал один роман, и все идеи, мании и образы, преследующие писателя на протяжении многих лет, чудесным образом переплелись именно в «Братьях Карамазовых» — романе-наваждении, имеющем «масштаб события Вселенского», у которого не может быть начала и конца. Не герои, а фантомы автора фигурируют в «Братьях Карамазовых», сталкиваясь друг с другом в болезненных отношениях для разрешения «проклятых вопросов», мучивших писателя.

В рамках лекции Дмитрий Быков рассказывает, какие мании и идеи Достоевского сплелись в книге, что такое «карамазовщина» в глобальном смысле и почему проблема лакейства ума — не только главная для романа, но и для будущего России. Попутно Дмитрий Быков делает остроумные и глубокие замечания по поводу самого Достоевского и его творчества в целом: на каких идеях остановился Достоевский, испытав «кошмар совести без веры», что роднит роман «Братья Карамазовы» с идеями Л. Н. Толстого и почему Солженицын — это Достоевский XX века.

Михаил Салтыков-Щедрин

Лекторий «Прямая речь» представляет цикл лекций по литературе Дмитрия Быкова.

К 175-летию со дня рождения писателя.

Не самого известного и, наверное, самого невезучего русского классика Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, более всего, я думаю, пострадавшего от того, что его чаяния частично осуществились, и в России был примерно 70-летний марксистский период, период марксистского литературоведения, которое совершенно извращало или извратило этого, в сущности, глубоко религиозного писателя. Из него сделали памфлетиста, причем памфлетиста третьеразрядного. От всего его наследия актуальными более или менее и входящими в круг чтения повседневного остались только сказки и в некоторой степени «Господа Головлевы», может быть, самое эффектное, но далеко не самое удачное его произведение.

Америка в русской литературе ХХ века: от любви до ненависти, и обратно

У поэта, писателя, журналиста и литературного критика Дмитрия Быкова есть еще одно профессиональное воплощение: он преподаёт литературу в средней школе и университете. Недавно Быков начал выступать со своими литературными лекциями публично. Для выступления в библиотеке он специально подготовил лекцию, которая еще нигде не читалась и не транслировалась.

В зависимости от политического режима в России отношение к Америке колебалось по полному диапазону эмоций: от безоглядной, восторженной любви до зоологической ненависти. Быков изучает эту закономерность на примере работ Ильфа-и-Петрова, Маяковского, Есенина, Кочеткова (забыли, наверное, что был такой?), Довлатова и других.

Механизмы вины у Франца Кафки и Джорджа Оруэлла

Лекция Дмитрия Быкова на тему «Механизмы вины у Франца Кафки и Джорджа Оруэлла».

Стивен Кинг. Король не сдается

Лекторий «Прямая речь» представляет цикл лекций по литературе Дмитрия Быкова.

Считаю Кинга человеком гениальным. Это очень серьезный писатель. Мне крупно повезло – я один из немногих, кто его видел. И даже успел задать ему самый для меня волнующий вопрос: «Сочинение ужасов отвращает их от автора или притягивает?»
На что он с великолепной мудростью мне ответил: «До какого-то момента отвращает, а потом начинает притягивать. Вся штука в том – чтобы почувствовать момент». Сам он не почувствовал момента и его сбил грузовик из его же собственного рассказа.

От единого учебника до трёх концепций: что происходит вокруг школьного курса литературы
Подкаст опубликован в рамках партнёрства с проектом «Открытое пространство».
Сайт проекта «Открытое пространство», группа Вконтакте, группа Фэйсбук.
Видео лекции
Лекция российского литературоведа, литературного критика А.Н. Архангельского.

Зощенко. Бессмертные тараканы

Лекторий «Прямая речь» представляет цикл лекций по литературе Дмитрия Быкова.

Зощенко вошел в литературу как летописец пошлости — модернистской, раннесоветской, мещанской. Но что делать, если именно эта пошлость была последним прибежищем человеческого?
Во времена всемирного господства страшных и механистических утопий Зощенко нашел человеческое в мещанине — и его «Голубая книга» не издевается над историей: просто теперь о ней не расскажешь на другом языке.

Бродский: ссылка

Лекторий «Прямая речь» представляет цикл лекций по литературе Дмитрия Быкова.

50 лет назад, в конце весны 1964 года Иосиф Бродский, получив свой приговор — 4 года ссылки, прибыл в деревню Норинскую в Архангельском крае, чтобы провести там два года из четырех (потом он был выпущен) и пережить один из самых сильных, самых глубоких творческих шоков в своей жизни.
Тут и небывало плотное общение с народом, и прививка метафизической английской поэзии, которую он начал там переводить, и интенсивная переписка с Ахматовой и друзьями. И, конечно, развязка трагедии его любовного треугольника. «Бродский в ссылке» наша тема, понимаемая так же широко, как ссылка Овидия.

Про что «Лолита»

Лекторий «Прямая речь» представляет цикл лекций по литературе Дмитрия Быкова.

«Лолита» — третий американский роман и второй (и последний) из тех, что Набоков сам перевел с английского на русский. Впервые «Лолиту» опубликовали в 1955-ом во Франции, и в 1989-ом в России. Но о чем эта книга, все её тексты и подтексты до сих пор понимают немногие.

Лев Толстой. Что начинается в воскресенье

Лекторий «Прямая речь» представляет цикл лекций по литературе Дмитрия Быкова.

Вечная загадка недописанного романа Льва Толстого.
Мы снова встречаемся в Петербурге, потому, что цикл лекций о русской литературе «Календарь» переезжает и туда.
И в ходе этой экспансии будет правильно поговорить о последнем, ненаписанном романе Толстого – о втором томе «Воскресения», который обещал быть гениальной книгой и о котором Толстой мечтал до последних своих дней. Каким бы он был, чем там все кончается и как выглядел бы понедельник, начинающийся в воскресение, мы вместе попробуем поговорить.

Возвращение Ремарка

Лекторий «Прямая речь» представляет цикл лекций по литературе Дмитрия Быкова.

Ремарк очень популярен сейчас и был самым популярным прозаиком своего поколения. Поколения, все правила и принципы которого треснули, когда молодым людям было от 18-ти до 20-ти лет. Потерянного поколения.
Попытки найти новое место в мире, попытаться прожить жизнь, переломленную пополам – это и есть генеральная тема творчества Ремарка и тема нашей лекции, посвященной 100-летию начала Первой мировой войны.

«Вий» как русская эротическая утопия

Лекторий «Прямая речь» представляет цикл лекций по литературе Дмитрия Быкова.

Запись лекции «Вий» как русская эротическая утопия», куда Дмитрий Быков позвал своих друзей — писателя Михаила Успенского и Леонида Каганова.